zeftera.ru.

Реабилитационные центры на Украине отдают к жизни

7106ebfb

Реабилитационные центры Потрясшей Украину эпидемии наркомании противостоят тысячи реабилитационных центров, где отдают к жизни с помощью сауны, специалистов по психологии и Господа, — сообщает Каролина Тымкив в №4 издания Журналист от 3 марта 2012 года

В реабилитационном центре для наркоманов Нарконон на концу села Устимовка, что в 80 км от Киева, будто бы все перевернуто с ног на голову. Местных жителей называют абитуриентами, процесс излечения — тренировочными парами, а основным педагогом и учителем считается 26-летняя подтянутая брюнетка Светлана Кислинская, в прошлом — морфинистка с восьмилетнем стажем.

«Я применяла ширку [инъекции опия], трамадол. Мать привезла меня сюда мощью, и я не веровала, что мне это сможет помочь», — упоминает Кислинская, которая лечилась тут не менее 6 месяцев и 3-й год сама извлечет из пропасти собственных друзей по бедствию.

Число реабилитационных центров, в которых нездоровым помогают освободиться от небезопасной зависимости, по данным Романа Трохина, вице-президента Всеукраинского перемещения противодействия наркомании и наркокоррупции, за долгое время самостоятельности выросло в несколько раз. Лишь по формальным данным, сегодня их 65 — 4 федеральные, а другие — личные.

От 2% до 40% больных после окончания курса могут сообщить: я независим от наркотиков

Впрочем в социальной компании Российский центр обучения наркополитики уверены, что количество подобных центров лишь церковной тенденции достигает 160, а совместная цифра и того больше. Число больных в них также различное — от пары десятков до нескольких сотен, тем не менее, как и конечный итог: по сведениям экспертов, от 2% до 40% больных после окончания курса могут сообщить: я независим от наркотиков.

В любом случае, реабилитационные центры помогают освободиться от связи нескольким тысячам человек ежегодно, сообщает Сергей Актау, заместителя начальника регулирования Федеральной службы по наблюдению за наркотиками. Но этим цифрам не получается состязаться даже с формальной статистикой распространения наркомании.

Если в 1994 году на учете МВД значилось 33,5 млн. зависящих, то сейчас их 160 млн. У Минздрава числа выше — Украина может «очень гордиться» не менее 400 млн. лишь инъекционных наркоманов. Настоящее их количество, по словам специалистов, достигает 2-3 млрд.

Украина может «очень гордиться» не менее 400 млн. лишь инъекционных наркоманов. Настоящее их количество, по словам специалистов, достигает 2-3 млрд.

Наиболее потрясены тягостным недугом граждане юго-восточных районов. По сведениям МВД, если примерно по стране на 10 млн. человек населения нужно 33 оформленных наркомана, то в Луганской области — 69, в Днепропетровской и Одесской — по 65. Среди населенных пунктов ведут Ахтиар (60) и Киев (42).

Вокруг самых крупных городов страны (Киева, Харькова, Донецка и Донецка) и сконцентрированы реабилитационные центры — в большинстве случаев, в глухих селах далее от культуры, чтобы ограничить круг общения больных. При этом работа многих этих учреждений базируется на верующих способах.

«Наркотик — это мощь, — рассуждает Трохин. — Данной мощи или нужно покориться, или отыскать другую. Потому люди должны направиться к Всевышнему и требовать о помощи».

От прихода к приходу

Смотря на Алексея Терехова, 25-летнего столичного жителя спортивного сложения, который проходит курс помощи в Наркононе более одного года, ни за что на свете не сообщишь, что у него за плечами 12-летний стаж приема зелья. После нескольких проигрышных усилий излечения в иных местах он оказался тут. Терехов принял решение уйти на Украину еще и для того, чтобы очутиться далее от друзей, сопряженных с наркотой.

«Был в петербургском центре, — придается он воспоминаниям. — После излечения прибыл домой, повстречал известного, вновь начал использовать и вогнал себя в такое положение, что сюда двигался покойником».

Нарконон, нацеленный на 20 человек и размещенный в глуши, ничем не различается от стандартного дачного коттеджа

Терехов приглашает Журналист в собственную комнату, где он проживает еще с 3-мя приятелями по бедствию из Украины и РФ. В незначительном помещении стоят 3 двухуровневые постели, шкафы-купе с отражающими дверями, тумбочки для вещей и незначительный ТВ.

Нарконон, нацеленный на 20 человек и размещенный в глуши, ничем не различается от стандартного дачного коттеджа. Специально под центр его приобрел В. Чепик, бизнесмен и серьезный сторонник церкви сайентологии. На свежем этаже дома — незначительная баня и спортзал, на 1-м — кухня и торговая с плазменным телеприемником, на 2-ом — квартирные комнаты, а на 3-ем — тренировочная публика.

Месячный платеж за лечение, который тут называют вольным, однако на самом деле считающийся необходимым, составляет 12 млн. гривен. За эту сумму больных выводят из положения ломки в отсутствии медикаментов — при помощи особых операций, похожих на массаж. Яды из их бессильных организмов выводят в сауне. Ежедневно любой больной Нарконона ведет в ней 4,5 дня при температуре +80 ºС. А состояние здоровья реконструируют результативными порциями витаминов.

Месячный платеж за лечение, который тут называют вольным, однако на самом деле считающийся необходимым, составляет 12 млн. гривен

«Курс сауны находится в зависимости от того, как длительное время человек принимал наркотики, — сообщает Кислинская. — Я состоялась его за 24 дня».

Физиологическую помощь в Наркононе улучшает психическая, сконструированная на методике, спроектированной в 1966 году в Соединенных Штатах на базе учения церкви сайентологии и применяемой в 40 государствах мира.

После завтрака у подшефных Нарконона 4 пары занятий с интервалом на обед. Тут они под управлением наставников, обычно прежних наркоманов, разбирают трудные реальные обстановки, в которые попадают зависящие, занимаются арт-терапией — к примеру, при помощи пластилина, и красок и кисточки представляют собственные чувства.

Большинство реабилитационных центров на Украине сделаны при восточных верующих конфессиях, в первую очередь гугенотских, выделяют специалисты. Тут акцент делается на воплощение требований католического стиля жизни — от молитв до поста, и трудотерапии. Жители центров отращивают бытовой скот, валят дровишки, обустраивают территорию.

К примеру, Трохин, в прошлом страдавший от алкогольной связи, теперь ставший пастором церкви Представительство Божье, приоткрыл 4 свободных реабилитационных центра в Киевской и Черниговской областях, через которые каждый год проходят до 200 человек.

Для 25-летнего Вячеслава, использовавшего дурь 9 лет, сохранением стала 12-шаговая платформа пакетный психотерапии, которую он проходит в личном центре За право на существование в пригороде столицы. Платформа базируется на принципах образовавшегося в 1930-х в Соединенных Штатах сообщества Неизвестных алкоголиков и наркоманов. Занятия, идущие в купе с арт- и трудотерапией дали итог — Вячеслав 8 лет не применяет наркотики.

Большинство реабилитационных центров на Украине сделаны при восточных верующих конфессиях, в первую очередь гугенотских

«Я осознал, что не опасаюсь работы [как раньше], и могу зарабатывать себе на жизнь, а не красть [для того чтобы достать наркотики]», — сообщает он.

Если личные центры строят собственную помощь зависящим на психотерапии и послании к Всевышнему, то федеральные больше применяют синтетический способ — заместительную терапию. Нездоровым под глазом медицинских работников внедряется субститут опиатов — метадон. Сегодня данный медицинский препарат работают 20 млн. инъекционным наркоманам в 12 клиниках страны.

Среди их больных — О., она периодически приобретает собственную дозу метадона в киевском Центре профилактики и войны со СПИДом. Из собственных 34 лет 15 она кололась и, вероятно, потому смотрится старше. «Заместительная терапия — это лучше, чем домашняя слякоть, — говорит она, тяжело выбирая и растягивая слова. — И наркоманы не будут вырывать людей для дозы».

Субститут зелья — свет в окне и для Д., наркомана с 25-летним стажем. «Где я только не исцелялся! Я был в русских дурдомах, у [разработавшего способ кодировки врача-нарколога Александра] Довженко. Вспоминаю, как он говорит: «Все, наркотики больше принимать не станешь!», а я едва догребал до столовой, где у меня был скрыт мак», — сообщает Д.. В процессе диалога с Журналистом в Центре профилактики он то и дело схватывает и оперативно переступает по комнате.

С Господом и метадоном

Рейтинг НАТО употребления трудных наркотиков ставит Украину, где их применяют 1,2% населения, на 3-е место в Европе — спереди лишь РФ (1,6%) и Эстония (1,5%). Во всемирном хит-параде, где занимает первое место Иран (2,8%), Украина на седьмом месте.

При этом ритмы ежемесячного прироста числа наркозависимых на Украине составляют 1% населения — в два раза больше, чем в РФ (около 0,5%), и в 20 раз больше, чем в Польше (0,05%).

Корнем зла Трохин полагает доступность зелья для молодых людей. Он уверен, что правительство должно ограничить безрецептурную реализацию медицинских препаратов, имеющих табачные вещества, подобных как алкалоид и кодеин. Если до последних дней самой большой известностью пользовались гашиш и конопля, то сейчас истинным Клондайком для охотников за кайфом стали аптеки.

Рейтинг НАТО употребления трудных наркотиков ставит Украину, где их применяют 1,2% населения, на 3-е место в Европе — спереди лишь РФ (1,6%) и Эстония (1,5%).

«Молодой человек струхнет двигаться за наркотиками к ужасному и бессильному наркоману неизвестно куда домой. Приобрести их в аптеке — другое дело», — разъясняет Владимир Моисеенко, управляющий социальной компании Эней, которая действует с Инфицированными и наркозависимыми. По его данным, любое 5-е алкогольное отравление среди не достигших совершеннолетия в Киеве обусловлено аптечными медицинскими препаратами.

По статистике МВД, 80% наркорынка Донецкой области, одного из наиболее наркотизированных районов страны, — это зелье, кустарно сделанное из медпрепаратов, купленных без рецепта, например обезболивающих и антисептических пилюль. Размер изымаемых правоохранителями доз подобного рода на протяжении заключительного года повысился в четыре раза.

«У нас панзоотия наркомании», — констатирует Трохин.

Первыми объявили войну социальному бедствию реабилитационные центры баптистов и пятидесятников — они вышли в начале 1990-х, сообщает Анатолий Виевский, глава Российского центра по вопросам спиртного и наркотиков Минздрава.

80% наркорынка Донецкой области,одного из наиболее наркотизированных районов страны, — это зелье, кустарно сделанное из медпрепаратов, купленных без рецепта, например обезболивающих и антисептических пилюль

Плоды разных способов помощи специалисты рассматривают по-всякому. При этом Виевский полагает, что прекрасно показали себя определенные центры при гугенотских церквях: 40% их больных освобождаются от трудного недуга.

Результативность центров возможно окажется и свежий, если больные не настроены на излечение. «В большинстве случаев, по собственной воле [без настояния родственников] туда никто не проходит, а принципиально самому желать освободиться от связи», — разъясняет Моисеенко. Сам он — союзник заместительной терапии.

Но в случае использования метадона вылечивание вообще не происходит, выделяют специалисты. В такой ситуации 1 наркотик на самом деле сменяется иным, а картина с распространением недуга является намного не менее контролируемой со стороны докторов.

Так, инъекции метадона делают лишь тем больным, которые не располагаются в настоящее время под действием иных снадобий. Заместительная терапия ликвидирует распределение среди больных СПИДа и прочих трудных вирусных инфекций через иглу, и обещает, что человек, принимающий субститут, не последует на правонарушение для дозы и не будет работать наркодилером.

Первыми объявили войну социальному бедствию реабилитационные центры баптистов и пятидесятников — они вышли в начале 1990-х

По сведениям Виевского, метадоновая платформа понижает мафия среди наркоманов на 15-20% и дает возможность в 2,5 раза уменьшить смертность среди участников платформы.

Определенные представители реабилитационных центров заместительный способ устанавливают под колебание. Например, Мария Грибанова, вице-президент социальной компании Нарконон в Украине полагает, что связь от метадона значительно мощнее, чем от героина либо опия, а при попытке отказаться от него перемена труднее и может привести к смертельному концу. Помимо этого, по ее мнению, покупки метадона и его распределение — благодарная почва для коррупции и денежных махинаций.

В то же время лекарственный способ, применяемый государством, и верующий, и психический не считаются соперничающими — у них одна цель, считает Виевский.

Центры с опытом при конфессиях специалист полагает сильной заменой федеральным больницам, однако их число на Украине пока недостающим. Виевский утверждает их образование сложной задачей, требующей огромных средств и опыта.

«В будущем число центров на Украине каждый год будет возрастать, — уверен он. — В этом есть необходимость сообщества».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>